Вадим Гаевский умер — причина смерти

1 мин



В Москве на 93-м году жизни скончался Вадим Гаевский — театральный критик, балетовед и историк театра, автор множества книг, профессор, воспитавший несколько поколений российских критиков и при этом сумевший не вписываться ни в какую систему — ни в советскую, ни в российскую.

Вадим Гаевский умер — причина смерти

На 92-м году жизни умер театральный и литературный критик, балетовед, заслуженный деятель искусств РФ Вадим Гаевский. О смерти деятеля искусств сообщил ректор Государственного института театрального искусства (ГИТИС) Григорий Заславский.

Ректор института назвал знаменитого критика школой «не столько человеческих качеств, сколько профессионального мастерства». «При всей своей мягкости он умел занимать непримиримую позицию, в вопросах, которые казались ему принципиальными, и не всегда был прав, но профессионал он был непревзойденный», — сказал ректор ГИТИС.

Причина смерти — коронавирус.

Главный редактор журнала «Театр» Марина Давыдова, комментируя кончину Гаевского, сказала, что тот был самым честным и искренним театральным и литературным критиком России, который «не покривил душой ни в одной своей статье, ни в одном предложении, ни в одном слове».

— Он был примером и учителем для многих, кто занимается театром. Его книги, рецензии и эссе навсегда сохранили в истории театра великие спектакли, зафиксировали профессиональный взгляд Вадима Моисеевича на выдающихся артистов и режиссёров, — говорится в публикации на странице БДТ «ВКонтакте». — Встречая Вадима Моисеевича в театрах или на конференциях, видя его добрые и мудрые глаза, слыша мягкий голос, казалось, что никогда не наступит момент расставания с ним, всегда таким улыбчивым, увлеченным, безупречно изысканным.

Вадим Гаевский

В коллективе театра выразили глубокие соболезнования близким Вадима Гаевского и всем, кто его знал и любил. Одним из таких людей является балерина Диана Вишнева. В своём Instagram она призналась, что эта смерть — «ещё один уход, невосполнимый уход».

— Один из последних столпов, мэтров российской балетной критики. Поэт-балетоман. Вы смело и честно писали о нашей профессии, не боясь ни цензуры, ни неодобрения в свой адрес. Ваш стиль очень отличался от того времени, потому что это время вы опередили. Вы искренне восхищались искусством и имели талант разглядеть то, что не видят другие, мыслить глубже, чувствовать сильнее. Спасибо за наши беседы, за советы, которые вы мне давали. Память о вас будет вечна — в ваших книгах, монографиях, статьях и лекциях, — отметила прима-балерина Мариинского театра.

Но самая сильная память о Гаевском, добавила она, — в его учениках, коих было, благо, много — они смогут пронести в себе мудрость учителя, его знания, глубину и понимание профессии, передавая это дальше своим студентам.

Также прокомментировал смерть Гаевского режиссёр кино и театра Константин Богомолов.

— Он был единственный. Вадим Гаевский, — кратко выразил свои соболезнования супруг Ксении Собчак.

Вадим Гаевский — биография

Вадим Гаевский родился 11 ноября 1928 года в Москве. Окончил театроведческий факультет ГИТИСа. Был сосредоточен на балете: писал эссе и заметки о творчестве хореографов, балетмейстерах и артистах балета — о Рудольфе Нурееве, Майе Плисецкой, Марине Семеновой, Ольге Спесивцевой. Первое издание книги Вадима Гаевского «Дивертисмент», в которой автор описывает историю балета с первой половины XIX до 80-х годов XX века, вышло в 1981 году, и сразу попало под запрет. Основная форма обвинения — пропаганда побега советских артистов. Сейчас по его книгам «Дивертисмент. Судьбы классического балета», «Флейта Гамлета», «Хореографические портреты», «Дом Петипа», «Разговоры о русском балете» изучают историю балета студенты.

Официальное признание — вроде звания заслуженного деятеля искусств Российской Федерации или «Золотой маски» «за выдающийся вклад в развитие театрального искусства» — он получил уже в старости. Но в своей, театральной, среде был любим и уважаем с первых шагов на профессиональном — расстрельном — поприще, хотя «любимый критик» такой же оксюморон, как «доброжелательный людоед».

При этом — необычайный случай: все семьдесят лет в такой подцензурной стране, как наша, он писал только то, о чем знал, и только так, как хотел.

С 1993 года Вадим Гаевский заведовал кафедрой истории театра и кино факультета филологии и истории РГГУ. В 2019 году за вклад в развитие театрального искусства он был награжден театральной премией «Золотая маска».

Театроведческий факультет ГИТИСа он закончил в начале оттепели. Вскоре в Москве уже вовсю гремел «Современник», в Большом появился Юрий Григорович со своим программным «Каменным цветком». Но молодой Гаевский, лучший студент Абрама Эфроса, выбрал для курсовой старый добрый МХАТ; точнее, одного из его героев — Бориса Ливанова в роли Соленого. И — балет XIX века: как бы его ни «развивали» в советскую эпоху, классический танец оставался почти тем же, а балерины, как и 100 лет назад, были богинями и музами. Молодой критик обладал редким даром влюбляться в спектакли и в своих героев, и редчайшим — облекать свою страсть в поэтические формулы редкой красоты и убедительности.

В 1990–1998 годах Гаевский входил в редколлегию «Московского наблюдателя», в котором публиковались критики и театроведы. С 1992 года он был заведующим кафедрой истории театра и кино факультета филологии и истории РГГУ, а с 1993-го — начал заведовать кафедрой театроведения того же университета.

Однако в эскапизме Гаевского обвинить трудно: то и дело вольно или невольно он оказывался в эпицентре актуальных событий и из-за своей бесхитростной честности не раз попадал в опалу.

Вадим Гаевский (из архива): «Я же занимаюсь гениями, это самое сложная вещь. Только и понимать и чувствовать, стараясь сказать что-то там новое, своё, но только не слишком своё, но чтобы это было попаданием, но гении они, во-первых, необозримы и неопределимы и неисчерпаемы совершенно. И вот ну как художники пишут портреты одной женщины, много там Пикассо сколько раз писал одну из своих жён, одну, вторую, третью — но всё по-разному, вот тоже самое».

Будучи формально театральным критиком с очень конкретной специализацией, Вадим Гаевский в реальности всю жизнь оставался человеком театра в самом широком смысле слова. При этом, несмотря на большую любовь к новостям, хитросплетениям и сенсациям закулисья, в театре его место всегда было в зрительном зале. И, возможно, как никто другой Гаевский доказывал, что это место — не место постороннего наблюдателя, расставляющего оценки «за технику» и «за артистизм». Он вообще не ставил отметки, он был тем, кто позволяет себя очаровать, увлечь, не жертвуя при этом ни остротой критического суждения, ни эрудицией, ни способностью видеть за конкретикой спектакля, иногда очень грубой и прагматичной, огромный контекст: исторический, психологический, эстетический — и всегда живой.


НРАВИТСЯ? ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ!

0

What's Your Reaction?

hate hate
0
hate
confused confused
0
confused
fail fail
0
fail
fun fun
0
fun
geeky geeky
0
geeky
love love
0
love
lol lol
0
lol
omg omg
0
omg
win win
0
win

0 Comments

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *